Nemuru
В поезде "Москва-Кемерово" огромный мужчина в семейных трусах шотрах спортивного фасона рассказывал женщине в квадратных очках о судьбе своих сыновей.
"Старший... проучился три года в институте - бросил. Ну что ему надо?! Шарахался с другом потом своим. Друга посадили. А этого паразита - нет. Лучше бы всё же посадили. Я ему говорю:"Ну что ты, иди, воруй!". А он:"Нет, не хочу!". Не хочет он!
Младший - два раза уже с женой разбегался. Остался без квартиры. "Отдай мне свою" - говорит. Что я ему, отпилю её, чтоли!?"
Женщина вовремя вставляла замечания и вообще была отличным слушателем. И алкоголь у неё никогда не заканчивался.

В этом же поезде одна бабушка, лучившаяся энергией, купила худому парню в армейской одежде комплект постельного белья. Парень всячески её отговаривал, но безрезультатно, как и полагается. "Я тебе добро сделала, и ты кому-нибудь сделаешь" - сияла бабушка.

Я пытался уловить во всём этом какую-нибудь историю, неочевидный смысл. Люди заходят, переодеваются, едят лапшу и пьют чай, гадают километры кроссвордов, затем снова переодеваются и выходят. В промежутках особо ничего не делают, и даже разговор не очень-то поддерживают, так как понимают, что это всего лишь мера скоротать путь.
Сейчас в поезде едет Настя, поступать в МГУ (или уже заселяться в общежитие, я точно не разобрал). Может быть, она что-то такое поймёт в череде палочек, проносящихся в окне справа налево (или слева направо).

Лирическое