Nemuru
День 2
Просыпался, подбирал с пола телефон, проверял, путаясь в поясах, время, снова засыпал. Наконец проснулся окончательно, спустился на ресепшн и взял разрешение воспользоваться бассейном. Кстати да, отель мне достался достаточно шикарный. Что выражалось, в основном, в белизне просторных полов, размере кровати и вот наличии бассейна на крыше. Почему-то пользовался им я один. Плескался в воде как в облаке, рассматривая город вокруг, пока солнце не начало порядком давить на голову. Пора было отправляться в Интрамурос.
Старый город Манилы, где долго властвовали испанцы, был полностью окружён стеной, откуда и идёт его название, "внутри стен". "Был" потому что во время второй мировой его разбомбили в хлам, и из всех построенных за последние полтысячелетия зданий осталась стоять лишь одна церковь. С тех пор была создана специальная комиссия по реконструкции, ну и почему бы не посмотреть на результаты её усилий.
Единственный способ избежать упомянутые ранее пробки - воспользоваться поездом, что тоже, правда, занимает кучу времени. В вагоне ко мне обратился европейского вида пожилой человек с вопросом не со среднего ли я запада? По акценту, мол, походило на Чикаго. Человек сам из Теннесси, звать его Брэд, и до переезда на Филиппины в январе этого года он снабжал содой магазины в родном штате, где его мама снабжала их же сигаретами. С ним были две филиппинки примерно того же возраста, одна из которых, если верить Бэе, приходилась ему женой*.
С Брэдом расстались поспешно и тут же упали в объятия весёлого водителя педикаба, что приветствовал меня так: "Вы из США, сэр? Я - тоже из США! Из Соединённых ШАлашей". Он и его напарник обещали прокатить нас по всем горячим точкам за 2400 песо. Позднее выяснилось, что им удаётся получить одного туриста в неделю, если повезёт. В тот день они ещё не ели, ждали своего с нас заработка. Весёлому водителю было 26 лет: учился в университете, внезапно появились дети, женился, сейчас педикабит, выглядит на все 36. Его напарник - худощавый, серьёзного вида молодой человек 19ти лет, тоже уже отец. Как говорит Бэя, когда выбор стоит между едой и контрацепцией, бедные люди всегда выбирают еду. Ну и понятно, что по всей вероятности ожидает их детей.
Сперва нас отвезли в форт Сантьяго. Там национального героя Хосе Ризаля расстреляли, а затем воздвигли ему музей. Бродили по печальным камерам, ведя беседы про судьбу страны, наших водителей и любовную жизнь национального героя. Со стен открывался вид на те самые соединённые шалаши, семьи из которых были выселены во время визита папы римского. Не заметили, как пролетело полтора часа, наши водители вопрошали потом что мы там так долго делали.
Через ещё несколько часов в старых крепостях, под воротами Изабеллы второй, в церквях и просто на вымощенных брусчаткой улицах наш тур подошёл к концу. Весёлый водитель наказал Бэе держать сумку на виду и не спускать с меня глаз, указал нам в сторону китайского квартала, и вместе с напарником укатил, вероятно, тратить честно заработанные деньги.
Мы же погрузились в городские джунгли, где казалось сами здания и улицы разлагаются что твои деревья в лесу. Бездомные выглядывали из крошечных дверей в пустых гаражах ("им больше некуда идти"), раскладывали на тротуаре свою пищу или просто сидели кучками, вытесняя пешеходов на проезжую часть. Старик мочился в углу, уперевшись для верности рукой в стену. Дети играли - самый худой на свете мальчик катал ещё более худую девочку в тележке для багажа. Дышать становилось сложнее, от речки под мостом несло стойким запахом разложения. Наконец, показались характерные львы, и к висящему в воздухе смогу прибавились ароматы экзотической еды.
Перевели дух в чайной, где нам подали пол-коровы в горшке. Долго блуждали среди кур, крыс, кошек и собак в поисках фруктов за бесценок, зашли ещё в супермаркет** и отправились в отель, ибо на следующий день предстоял подъём в несусветную рань. Первый раз прокатился по такому случаю на местном автобусе. Было похоже на бешеного, несущегося изо всех сил слона, трубящего в добавок что есть мочи. Автобус практически не останавливался; казалось, водитель играет в GTA и ему всё наскучило и хотелось аварий и смерти пешеходов. Другие транспортные средства от нас шарахались; впрочем, проходящие мимо автобусы были ничуть не лучше.
Выпрыгнув на ходу и почти не упав, купил ещё фруктов, потому что нельзя жить в стране восходящего и не выработать ненасытную жажду оных.
В отеле отправился плавать уже над вечерними городскими видами. С разрешением не заморачивался. Затем в номере посмотрели "Сияние" Кубрика, но после устрашающего автобуса было как-то ровно.

* Всем-то Бэя казалась моей женой. В крайнем случае - девушкой. Не уверен, сколько именно раз ей приходилось отвечать на одни и те же вопросы, ибо тагалог. Много. Впрочем, стереотип более-менее европейского вида мужчин в поисках более-менее азиатской внешности женщин имеет более чем веские основания. Дополняется не менее стереотипной разницей в возрасте и средствах. Разнополая дружба, с другой стороны, здесь особой популярностью не пользуется, вплоть до настоятельных рекомендаций девушкам ни в коем случае не оставаться с мужчинами один на один.

** Как уже упоминалось, охранники вездесущи. Они не только препятствуют проникновению попрошаек и других нежелательных элементов, но и досматривают содержимое сумок и иногда карманов добропорядочных граждан. В первом банке, где не удалось поменять деньги, охранник засунул мне в сумку и пошевелил вокруг самой обычной с виду палочкой. На металлоискатель решительно не походило. Оказалось, да, самая обычная деревянная палочка. Касаться пальцами содержимого сумок - неэстетично. С тех пор насмотрелся разных палочек; приз за витиеватость сего приспособления получает работник национального музея. А на входе в супермаркет, где удалось поменять деньги и добыть пиццы, охранница внезапно обшарила меня с ног до головы, я даже шага замедлить не успел.