Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:21 

Nemuru
День третий

Солнце мы встретили радостными криками "ТРУЩОБЫ!". Некий известный своей социальной направленностью рэпер давал там концерт. Спустились в метро и покатили к "там". В вагоне с нами ехала молодая мама самой разноцветной наружности с не менее фанковыми детьми. Как выяснилось позже, когда мы вместе топтались перед входом в большее грязно-бетонное сооружение, они тоже на концерт и тоже на него не попадают, так как все места были заняты с полчаса назад. И это утром в субботу! Ну, не совсем утром, но всё же.

Вокруг бетон, магистрали, серый ветрище. Увязались с двумя учащимися ПТУ, дошли до центра помощи бездомным. Громадное такое здание, похоже на ангар. Первый этаж без стен, одни колонны. Вокруг, собственно, бездомные. Островками пожитки. Островками мусор. Или тоже пожитки. Люди спят на улице. Поднимаемся на второй этаж, нас сшибает с ног запах. Затхлость, тухлость, разложение, тёплые и всеобъемлющие, хотя та же суровая весенняя прохлада, что и снаружи. Окна загорожены чем-то мутным, в пыльном полумраке тени лежат на газетах. Уносим ноги.
В нескольких шагах от центра - школа в стенах бывшего бомбоубежища, стены высоки и увенчаны колючей проволокой. Если пройти далее по рыночному тракту, попадаем в крупнейший район красных фонарей.
Товарищ рассказывал и про беднейший район, которого не было раньше на картах и про красные фонари. "Общий котёл" раньше назывался. Мол, все кормятся одним ремеслом, из одного котла едят. После нескольких забастовок и беспорядков власти переименовали его, "что-то там любовь", в попытках что-то там сгладить.
Район составляют жилые дома с первым этажом, отведённым под магазины. Было примерно два по полудни, большая часть магазинов уже открыта. На расстоянии метра от порога, на небольшом возвышении ( т.е. то место, куда вступаешь, снимая обувь ) сидит девушка в кимоно. Перед ней и немного сбоку, чтобы не загораживать товар - бабушка, зазывающая нас "онии-сан!". На стенах указаны цены.
Все девушки красивы, некоторые просто запредельно. Разные типажи. Ближе к окраине встречаются постарше. Встречаются в разной степени обнажённые. Одна выходила, возможно, из душа, - мокрые волосы, видна татуировка от шеи до пяток.

Через пять минут мы уже были в одном из туристических центров, возле осакской башни. Впервые увидел школьные юбки настолько же короткие, как в некоторых аниме. Или короче. Вспомнил прописную истину, что такояки целиком не едят, если они с только что испечённые. Посмотрел на башню, удивительно напоминающую Эйфелевую, особенно гигантской очередью. Решили не подниматься.

Ещё через время докатили до Кобе, где нас должен был ждать русскоговорящий тип Рафаэль, нашедший моего товарища в интернете, когда тот искал работу. В обыденной Японии мало иностранцев, общий родной язык уже повод для контакта, пускай не особенно долгого или глубокого. В день №2, во время концерта, мы вышли подышать и возможно за алкоголем, когда встретили двух мастеров до-джитсуистов из города Сызрани. Полноватые мужики за тридцать, вышли покупать адаптеры для ноутбуков, после объяснений на пальцах с продавцами в нескольких магазинах возвращались не солоно хлебавши. Мы даже несколько разговорились, хотя общих точек - фью! - ровно одна: "Мы в Японии". Сохранил визитку как сувенир - Кузьмин Артём Викторович, чёрный пояс, второй дан.
Рафаэль нас ещё не ждал. Товарищ потащил в Нобунагу, как выяснилось, это пятиэтажный секс-шоп. Видео, игрушки, книги, комиксы, компьютерные игрушки. От самых миссионерских товаров до вещей в духе "two girls one cup". День принимал странное настроение, я уже вполне ощущал себя АААААААААААААА, но тут выдалась передышка в виде музыкального магазина Tower Records, где после недолгих поисков был найден любимый альбом любимой японской группы, а именно The Lie Lay Land от world's end girlfriend. Коллектор внутри был доволен.
Пошатались ещё по чайнатауну, поели их еды, наконец позвонил Рафаэль.
Рафаэлю, думаю, можно посвятить книгу. Родился и вырос в Туве, был во всё мире. Путешествовал по принципу "сперва виза - потом всякие заморочки про жильё и работу". Служил писарем во Вьетнаме. Живёт в Японии лет двадцать, японского не знает, Японию находит удобной. "Мне здесь нравится. Мне везде хорошо. Нет такого, чтобы мне где-то было плохо".
Рафаэлю сорок с хвостиком, он носит кожаные ботинки, кожаные штаны, кожаную куртку на голое тело и кожаную же шляпу. Обилие кожи разбавляет обилие металла в виде замочков, пуговиц, нэцкэ и цепей. Фактически, его ноги скованы цепью, так что бегать, к примеру, не представляется возможным.
Рафаэля любят в тех двух барах, где мы были, и есть основания полагать, что любят вообще во всех барах Кобе.
Посидев до половины двенадцатого, мы засобирались обратно в Осаку. До города добрались, но метро уже закрылось ( а было весело вместе с толпой запозднившихся гуляк бегать от одной станции до другой ).
Пошли пешком, порядком замёрзли, долго не могли уснуть за разговорами о чём-то, к чёрту трущобы, пойдём завтра в музей.

URL
Комментарии
2012-04-02 в 01:21 

flu.
очень крутые истории у тебя

2012-04-02 в 06:26 

Nemuru
ух, спасибо

URL
   

notes

главная