05:03 

Чувство голода, чувство неопределённости.
Из других новостей, круто формировать инсайты с кем-нибудь за бокалом чего-нибудь, хотя бы ради того, чтобы в последующие дни потихоньку ими вибрировать в затухающих колебаниях осмысленности.
Из новостей третьих, оформилось желание переехать, следующая остановка в "Выше ноги от России" будет неопределённость.
Ну или голод.

07:53 

В качестве жеста, напоминания себе, каждую неделю выбрасываю что-нибудь из закромов. О, закрома за несколько лет изрядно разбухли, да и выбрасываемое что-то не обязательно должно быть сколько-нибудь значительно в количественном смысле, так что остаться в пустоте не угрожает.
Просто когда-нибудь желание покинуть это место перевесит.
И я хочу быть готовым.
И ещё немного страшновасто, что без жестов, напоминаний погребу себя заживо в накопившемся прошлом.

Вот кстати о прошлом - мне кажется им несколько пренебрегают. А ведь оно растёт, в то время как настоящее не размажешь и по двум секундам, а будущее, хотя неизвестное, по всем признакам тает ежедневно. Короче, прошлым следует дорожить. Старьё выкидывать тоже следует.

Сегодня утром выезжал на машине новичка вытягивать полупереваренные столы из утробы угрюмого офисного здания. Столы всхлипывали и раскладывались на части, коллеги метко пришпиливали моменты острыми шутками, растягивая таким образом время в эдакое полотно “утром в субботу добровольцы помогают с мини-переездом”. По старой, как сами автоматы по продаже кофе, традиции, участники получили по обжигающей баночке отвратного пойла. Моросил дождь, мы прощались “до понедельника”.
По всем признакам.

15:32 

Чтение, значит.
Не по слогам, фразам и даже предложениям. Чтение-транс, по диагонали, когда текст сходу конвертируется в сон наяву где-то в области третьего глаза.
Видеть такие сны позволяют, конечно, не только книги, а любой раздражитель, оставляющий место воображению. Театр, к примеру (он ещё существует ведь, так?). Хорошие фильмы с недосказанностями, игры без графики. Вот что мне по воображульной душонке!
А красивых декораций я и сам себе наплету.

03:52 

Минутка удивления времени.

С недавних, казалось бы, пор, завёл привычку заносить расходы за неделю в псевдо-excel таблицу на Google Drive.
Каждую субботнее утро с немалым трудом продирался на семь дней в прошлое, пытаясь вспомнить, что значит тот или иной чек в бумажнике.
Таблица презентовала суммы за текущие и прошедшие неделю-месяц, позволяя радоваться плодам аскетичного образа жизни / ужасаться необузданной природе человеческих потребностей.
Сегодня утром открыл таблицу, и на меня уставились без малого три года чисел.

Три. Чёртовых. Года.

А вот моё сегодня годичной давности:
07.02.2014 7000 Рекреация Проводы Максима

Кажется эта суббота будет не настолько же весёлой.

07:06 

Этим солнечным ветреным днём я нахожу себя в пустой квартире. Уже чуть больше месяца как мне не надо ходить на работу. На каникулы похоже не сильно из-за количества стресса: стоит остаться одному, как начинает доноситься скрежет, с которым медленные жернова бюрократических машин где-то в других странах жуют и пережёвывают документы с моим именем.
Отказали в одной визе, что по ощущениям походит на приговор о незаконности самого моего существования. Сейчас в ожидании решения по другой.
Наличие кого-то кроме родителей, кому не безразличен исход, давит ответственностью и заставляет спешить, поддерживает и придаёт каждому действию несколько больше смысла.
Наверняка по прошествию времени этот период будет вспоминаться с сожалением по упущенным возможностям, с отдающей железом горечью допущенных ошибок. Сейчас же вокруг встаёт ослепительной стеной неизвестность, любое движение к которой даётся с большим трудом.

17:04 

Всё, абсолютно всё когда-нибудь заканчивается (чай, неееееееет)
Шестой день.

- покатил смотреть систему подземных ходов вьетнамской армии. В одного. Прочувствовал вполне альтернативный ход развития событий в этой стране, встреть меня никто. Точнее только его неприятную сторону.

- под дороге нас завезли в место, где инвалиды войны зарабатывают на жизнь изготовлением сувенирной продукции. Изготовлением и продажей туристам, да. Государство берёт всего половину, так что всё идёт по плану.

- адские ловушки из тысячи ржавых гвоздей, подземные кузницы и мастерские по вскрытию бомб, первый уровень ходов, где уже значительно жарче и несколько труднее дышать. В настоящее время на третьем уровне слишком мало кислорода, но в общем систему поддерживают в рабочем состоянии. А вдруг.

- пострелять из пушек! ну или не пострелять, а купить кукурузу.

- на этот раз в парке подошёл безумный тип - адепт вьетнамского кунфу. Он работает 12 часов в сутки на трёх работах, занимается кунфу, читает английские книги за рулём мопеда, и в воскресенье с 12 до 13 практикует английский с иностранцами в парке. Ну то есть как практикует, рассказывает вот это всё приведённое выше.

- едем в пригород, через мосты и леса.

- в пригороде воскресный вечер, и народ стекается в молл, и недалеко набережная с вереницей огней, и мост с фонарями-из-под-ног. Вверху звёзды, у воды звёзды, в воде звёзды, наступаешь на них, пока не доходишь до холма.

- терпеливый холм гнездовье парочек, и реальность прекращает притворяться, что это ещё Вьетнам, пора в аэропорт, два часа ожидания во сне, какие-то невнятные перелёты-переезды, но в них уже нет никакой необходимости, я уже давно как у себя в комнате. И вполне вероятно, я никуда не выходил.

17:10 

День четвёртый (кажется, к сегодня эмоциональная окраска с записей совершенно слезла, остались воспоминания об историях о прошлом).

- пустыни! Пустыни питательны, полны песка и полезны для здоровья. Я поехал в пустыню.
- пустыни полны мальчишек, дающих в прокат что-то вроде санок-ледянок, только для увеселительных спусков с дюн. Идём дальше.
- пустыни полны следов невиданных зверей. А теперь ещё и моих трасти шлёпанцев. Но солнце уже высоко, к чертям такую пустыню, далее у нас
- винд-сёрфинг! Винд-сёрфинг делает из простых смертных морских полубогов. А инструктора зовут Максим. Оккупацию Муй Не считаю завершённой
- карабкаюсь на доску, поднимаю парус, ветер пытается меня перевернуть, отклоняюсь всем телом назад - о чудо! Доска скользит по волнам. При попытке поворта падаю с доски. При попытке поднять парус падаю с доски. Через каждые 10 минут падаю с доски без видимой причины
- через час падания с доски идём на берег, Максим зовёт меня пить чай с конфетами. Оказывается пуэр, семь россиян считая меня, кокосовая нуга, но что-то не так, устраняюсь в свой коттедж
- Ту меня потеряла, едем на автобусе (о автобус, ты - школа жизни во Вьетнаме) в город искать местные окономияки, магазинчик закрыт, слоняемся по улицам в разговорах (первая любовь Ту случилась в детском саду. Ту влюбилась в прекрасного мальчика и призналась ему в своих чувствах. Прекрасных мальчик ответил взаимностью и предложил устроить свидание. На следующий день Ту надела свою лучшую юбку и отправилась в сад. Её возлюбленный уже стоял у дверей.. тоже в своей лучшей юбке. Психологическая травма же!)
- магазинчик открылся, мне практически впервые удалось заплатить за свою еду, оказывается если иностранный товарищ расхаживает всюду с местной барышней и платит за стаф, то это в большинстве случаев паразитическая связь по типу "лапошим доверчивых (и одиноких) туристов", остальные местные относятся не очень хорошо, посему Ту в тихой ярости. В дальнейшем за свою еду было платить ещё тяжелее.
- автобус назад, ну очень много пассажиров, новых не принимают, не принятые лупят по окнам (двери открыты, иначе ад), начинается затяжной спор пожилых пассажиров, сидящих у окон, с водителем. Сходим за пять километров до нашей остановки, окунаемся в ночную жизнь курортной зоны.
- освежёванные (кроме головы) крокодилы, крохотную акулу забивают (головой об асфальт) у нас на глазах, торговцы травкой и кто бы понял чем ещё! останавливаемся на час в американском пабе живой музыки. пожилой мексиканец играет if the god was one of us.
- а вот и отель, выписываемся, берём маму и прыгаем в автобус до Сайгона. На сей раз попадаются места B (второй этаж), раскачивает неимоверно, музыкальное забытье вместо сна

16:19 

День третий (много мамы, внезапно).

- меня разбудила мама. Не уверен, когда такое случалось в последний раз, если учесть, что мы не виделись по меньшей мере три года
- да-да, та незакрытая дверь, шесть утра, мама прокрадывается в комнату, разумеется сперва наталкивается на Ту, начинает по-русски пытаться выяснить, где же собственно я
- выталкиваюсь с мамой из комнаты, запрыгивая на ходу в шорты (задом наперёд), снаружи ещё мамина подруга - блеск!
- меня обнимают и оплакивают чуть-чуть, я с лёгким недоверием смотрю в безжалостном рассветном свете на сильно постаревшую маму
- обмениваемся дарами, какое-то дикое количество шоколадо-конфет и гречки
- море! скучное, разве что количество мёртвой живности на берегу.
- идём к источникам фей. Через помойку. Жарко, тёплая ржавая вода лениво обволакивает стопы, стоит нестерпимая вонь
- воссоединение в процессе преодоления мелкой речки вброд вплоть до водопада. Не очень работает, если последние 12 лет большую часть времени мы общались исключительно по телефону
- через пару километров живописно разъеденных скал, косяка рыбок-докторов и ёжиков к птичьих клетках возвращаемся на базу операций
- теперь роль переводчика падает на меня, мама фотографирует Ту и смотрит полными надежд глазами. Спрашивает, легальна ли купля/продажа детей во Вьетнаме
- какой-то ужас и страх, зеркалю маму, родители во плоти что вы со мной делаете
- пару мучительных часов позднее, ночная поездка на байке в соседний город по кабакам, мучительное взял с собой, худший вечер за всю поездку?
- к счастью, ранняя темнота позволяет лечь рано в постель и сделать вид, что спишь

17:13 

Хм, я может быть, счастлив?

День номер два:

- просыпаюсь, отдёргиваю шторы - вместо окна кирпичная стена, как в небезызвестном фильме
- ныряем опять в байковое море, выныриваем в кафе, где на завтрак подали кубок фруктов, кровоточащих на подложенный лёд
- колониальная архитектура в виде архикрутой почты и, через дорогу, вариации на тему собора Нотр Дам. Невесты в пышно-белом плывут по залитому солнцем проспекту, за ними следует свита из рыб поменьше, прилипалы-фотографы, подружки в аобаях. Аобаях! В них не то что плыть по залитому и проч., в них дышать сложно! По крайней мере со слов Ту
- японские туристы палят наш с Ту секретный (во Вьетнаме) японский язык. Срочно покидаем собор
- музей ужасов закрыт на обед, и мы решаем закрыться тоже, в общепите пхо. Пхо, божественная пища для простых смертных!
- а вот и автобус в Муй Не. Три ряда спальных мест в два этажа, с пледом (от дичайшего кондиционера) и подушечкой. Прямо передо мной от потолка отчленяется гнусного качества телевизионная панель, и начинается комедия про пятерых приёмных дочерей мусорщика. Везение!
- у Ту блестят глаза, на неё находит профессиональное что-то, и вот уже мне идёт перевод в реальном времени. Фильм в версии Ту даже ок, лишь бы его смотреть ещё не надо было.
- автобус едет 8 часов вместо 5, потому что Вьетнам
- на одной из остановок по дороге в туалет замечаю ящерицу на стене. Милота! Потом замечаю ещё две. Поднимаю голову - вся стена движется короткими перебежками. Здесь можно жить
- здравствуй жутковатый Муй Не (на самом деле нет, в самом Муй Не так и не довелось), почему все вывески - на русском? И все постояльцы нашего отеля, кажется, оттуда же. Ну то есть все постояльцы, которые пьют в полночь у бассейна.
- поплавал под звёздами, послушал смазанную родную речь, возвращаюсь в коттедж - у Ту на груди спит котёнок. Здесь можно жить
- выставили котёнка за дверь (ошибка), забыл закрыть дверь (большая ошибка), сон, мне начинает тебя не хватать (чем дальше, тем хуже)

15:25 

Мой первый день во Вьетнаме был такой:
- паника, меня не встретили
- паника*2, незнакомый "таксист" держит мой смартфон
- а, нашёл мне вайфай, ввёл пароль и отдал смартфон обратно. Вот жеж лажанули гиперактивированные после сверхбезопасной Японии инстинкты самосохранения
- встретили!
- паника * 100, днём в центральном Сайгоне на байке - это лучше любых аттракционов. Я, чемодан, везущий - мы в море байков, дистанции между соседними байками пренебрежительно малы, а от скоростей начинает увеличиваться ваша масса (особенно если вы не очень смелый)
- эйфория, 30 минут не умирать
- отель, который на самом деле "комната на месяц", нам загадочно улыбаются (пояснение пришло на день номер 4), душевой шланг в туалете между раковиной и унитазом компактно чо
- музеи!
- вьетнамцы выиграли все исторические битвы колами в реке. Посредством колов, сокрытых в реке. По крайней мере три крупных раза, уважение к их противникам (два раза - китайцы, один - монголы) потихоньку тает
- вьетнамцы съели кхмеров, почему в музее и имеется уголок линга
- зоопарк почему-то. Стада оленей люто диссонировали с Хошимином, вызывая в памяти Мияджиму
- белого тигра не существует, от укуса комара можно подхватить что-то жуткое, лучше пойдём поедим
- лучше поплывём поедим
- деревянный трёхэтажный пароход-ресторан, тысячи еды, ночной город за окном, но после ночного автобуса в Осаку и перелётов и попыток самому поводить байк уже всё
- Ту (имя) оставляет меня в комнате, where I entertain the thought of going out for a little while, но затем сдаюсь и погружась в глубокий сон без сновидений, зато с кондиционером.

13:53 

Ветрище за окнами! За одним и за другим. Деревья шумят, гигантское белое покрывало, окутавшее наш дом с июня по август, ходит волнами. Позвонил Эмиль, прямо как из книг Михаэля Энде (ну, тот тип что ещё бесконечную историю сочинил) ((а, нет, не из его книг)), и мы куда-то пойдём. Почему бы нет?

Вчерашний вечер вышел неожиданно неплохим, всё же живые люди гораздо интереснее макетов в голове, из которой иногда следуют бежать со всех ног. Я, кажется, переиграл в Morrowind, весь вечер пытался вытащить "полезную информацию" из собеседников, перескакивая с темы на тему. Сухой остаток - где можно купить крутые бобы и научпоп как полезное для запоминания иероглифов чтиво.

Эмиль из Болгарии, из которой я ранее не особо встречал людей, разве что Борьяну (да-да, женская разновидность Бориса), но мы не особенно возлюбили друг дружку, зато теперь я знаю честита нова година и как мотать головой в знак согласия. Была даже где-то крутая фотография, ныне похороненная на оставленном в Сибири (и судя по всему, где-то у родителей Полины?) компьютере. А, нет, там же всё потёрли. Было даже воспоминание о несуществующей ныне фотографии! Так вот, на ней Бобби сидела вся в соплях у ноута, за столом заваленным всякой-всячиной-когда-болеешь. И проминентный рулон розовой туалетной бумаги, в качестве бесконечного носового платка, единственный цветной предмет на otherwise ч/б фотографии.

Попробовал найти, откуда же литературный Эмиль, а тут вскрылся пласт ютуба под названием Love story, предсвадебные слайдшоу под романтическую музыку.

13:37 

Печаль! Грустнота и печаль сегодня после захода рабочего солнца.
Через 20 минут взойдёт рекреационная луна, лучи которой осветят квартиру Лауры, где в прошлый раз меня вырвало сперва на чьи-то колени, затем на ковёр и, после невероятно долгой дороги до туалета, куда положено.
Мне нравится представлять, что Лаура - добрая душа, но сам-то я прощать умею не очень хорошо.
Мне также нравится представлять, что все гости будут сперва просто молчаливы, зачем перейдут на откровенные всхлипы, рыданья и откровения про мрачнейшие моменты их жизней; затем мы (да, мы же тоже гости) встанем и отправимся куда-нибудь, избегая конкретных направлений, кроме направления "в ночь", с восхитительно чётким сознанием того, что это наш последний поход.

Другими словами, как-то смутно и не слишком остро хочется апокалипсиса в пятницу после захода рабочего солнца. Хотя бы локальных масштабов.

18:07 

Отказываюсь от еды после шести, перебирая обрывки воспоминаний/прочитанного, вроде человека Андрея, что появился однажды в моём общежитии, стучался в случайные двери, пытаясь меня отыскать, и в конце-концов утащил меня и Аню и зачем-то Руно в публичную ванну. Так вот, после ванны мы отправились смотреть на мёртвую рыбу, которая двигалась посредством магии ленточного конвейера.
Андрей ничего не ел, а делал стоическое лицо и заявлял, что после тридцати временной порог здорового питания обрывается у шести вечера.
Также последний обязательный медицинский осмотр с внезапным 太り気味.
Конечно, более всего беспощадные сэлфи старшего брата, поехавшего обгорать на Кипр.

Но к чему все эти предлоги, когда открываются "как прекрасное всё новое" грани бытового мазохизма.

05:08 

When the moon is plump and round
Painting silver summer night
Throngs of tiny gods come out
Gather 'round candlelight

Back in golden age of legend
Tall as any man they stood
Now forgotten or eschewed
Half-transparent, half-imagined
Thimble-small for lack of food

Gods survive on sacrifice
Worship paid in blood and wine
So I light the candles thrice
Luring moths to gods' delight

10:57 

17:14 

Время после одиннадцати, преступное время для любых активностей, кроме подготовки ко сну и последующего погружения под одеяло.
Так романтично жить авторитарным само-государством.
Инстанции того же государства постановили сегодня крутить педали до далёкого водяного резервуара одетым не по погоде.
А ведь сегодня проходил тайфун, очень спешил, оставляя холодные ветра и повисшие в воздухе невидимые лужи.
Когда-нибудь я себя свергну и установлю в себе утопию, а пока, кажется, придётся-таки укладываться.

15:16 

Письма с Окинавы всё же теплее многих остальных писем, да ещё от людей со знаком "тёплый" в имени.

19:02 

Сегодня шёл дождь. Может быть всё ещё идёт. Шторы и темнота, не знаю.
Поймал лягушку возле стоянки для велосипедов, отпустил лягушку.
Ласточкино гнездо на третьем, кажется, этаже. Уже два дня никаких голодных криков, край гнезда разодран.
Спасал бельё с балкона, из купальных эээ шорт? выпал почти каменный жук. Повертел в руках, жук разкаменел.
Вспомнил жука-могильщика, снятого с моего товарища уже очень давно. Что жук тогда нашёл во вполне ещё живом товарище?
Вспомнил другого товарища, чб фотография которого в газете за трубами туалета сообщала, что одноклассники не только играют свадьбы, но и сбегают с бытия.
Разкаменевший жук сбежал обратно на балкон, например.

18:44 

На этот раз мы отправились искать химических кроликов на этот остров.
От руин веяло настоящим мордором, но в кадр они почему-то не попали. Ха!

13:22 

Второй раз снится маза про экспедицию в космос.
Первый раз было про Марс на настоящем корабле, сегодня до Луны внутри эдакого гигантского мяча для хомяков.
Экспедиция в один конец, и у команды есть какие-то причины лететь.
У меня причин нет, и весь сон накатывают тошнотворные волны ужаса.
Причин не лететь тоже нет, впрочем. И я такой, предвкушая перегрузки старта и месяцы клаустрофобии с последующей неминуемой смертью внутри жестяной коробки, просыпаюсь на своей кровати под щебет птенцов деревенской ласточки.

notes

главная