11:17 

Лайфхак №31342
Покупать обувь по дешёвке и оставлять у порога. Попавшись на глаза, незнакомая обувь на доли секунды создаёт впечатление гостей.

15:17 

Моя квартира обрастает мною
Тончайшим слоем сложенным на книгах
Мной заросли углы, а подкроватья лиги
Заполнены солёною водою

Давно прошли намеченные сроки
Виды из окон истрепались и померкли
По ряби стёкол стелют водомерки
Волнуя стебельки седой осоки

Вдыхаю в кружке запах из под крана
В другой посуде - пауки и их соцветья
Мне грезятся грядущие столетья
Блуждают звери в облаках тумана

16:06 

13:26 

Высоко на горе лежит посох стыда
Здесь, на уровне моря, из лужи вода
Затекает весенней прохладой в туфлю
Утонувшей в экране студентке. Пою

Битый час в телевизор, где строками текст
Попивая томатно-венозный сок
Дома ждёт редактуры фотопортрет
Это - жизнь, это - временно, это - ок

13:45 

Говорил по скайпу с верхушки горы вчера. Солнце садилось чуть медленнее батареи в телефоне. Ночной лес похож на начало сна - общие очертания объектов вблизи, затем всё расплывается. Открыты ли были мои глаза? Ну, если дошёл, то да, стало быть ступени действительно вели вниз.
Никогда ещё не встречал новый год в этой квартире. Оказалось, что в храме по соседству звонят в колокол, вот эти размеренные буууум-буууумы, под которые люди стекаются на хацумодэ. Сперва в туалете, из вентиляционной решётки, затем из-за окна над кроватью, пока засыпал, доносился звон.
Жутчайше не хотелось вставать и куда-то идти, двигаться, жить. Утренний город пустой и светлый, как хорошие воспоминания. Бросил монетку, побренчал колокольчиком, выпил чарку и вытянул бумажку с судьбой на этот год. Что-то про птицу в клетке.
По дороге с горы наткнулся ещё на чей-то мусор, и заметил за собой желание подобрать - вот ведь чувство принадлежности к месту.

13:41 

Еду домой после двух недель путешествий с отцом.
Как поменялись наши роли в чужой для него стране!
Показывал ему, к примеру, где шампунь, а где - мыло. Или как пользоваться туалетом. Двери в лифт держать. Говорить 'спасибо', пользоваться палочками для еды.
Где-то через неделю мы устали и начали активно скучать по рутинам, каждый - по своей, но до последнего было интересно вместе находить путь к следующей точке.
Через 10 минут после того, как отца поглотили ворота досмотра, накрыло - следующего плана встречи у нас пока нет.

11:49 

Забыл рис в рисоварке кажется в воскресенье. Обнаружил утром в четверг. Ссохшийся и кажется ставший резиной рис смотрел со дна рисоварки укоризненно, вызывая в воображении долгие часы терпеливого угасания. И не пах ведь, то есть мог бы остаться там намного дольше, всё меньше походя на свою изначальную форму. Года, может быть. Ужас, ужас.

15:08 

03:44 

Когда-то я впервые зашёл в местный супермаркет и купил уксус, думая что это растительное масло, и чуть позже на кухне общежития засвидетельствовал, что бывает когда уксус встречается с раскалённой поверхностью сковородки.

Более четырёх лет спустя, в том же супермаркете (где недавно установили кассы самообслуживания, у каждой кассы - голос какого-нибудь животного) молодая женщина южно-азиатской наружности приблизилась ко мне с бутылкой уксуса в руках.

- Excuse me, is this cooking oil?

В ту же секунду её будущее развернулось в меня в голове, как несминаемый пластиковый пакет, и ощущение близости к такому же человеческому существу разлилась тёплой волной по лицу. Указав на полки с маслом, я отправился к кассам. Обычным, ибо самообслуживание пока не поддерживает бонусные купоны.

14:58 

В моей голове живёт Чистое Существо, не знаю уже с каких пор. Основная функция Существа - всячески уничижать всех остальных обитателей головы. У него имеется отличная память на все совершённые ошибки, хотя в момент принятиях вообще любых решений Существо куда-то пропадает.

Получил вот сегодня вежливое письмо от новой газовой компании по поводу отсутствия пинкода в заполненной анкете для автоматического перевода средств. Тут же вылезло Существо и прочитало её примерно вот так.

Дорогой Дмитрий!
Не знаем как, но вы залажали простейшую анкету о четырёх полях.
Отправляем вам следующие документы и надеемся на лучшее:
1 испорченную анкету - помните о своих преступлениях
1.1 приклеенный стикер с иллюстрацией того места, где всё пошло не так. Иллюстрации выполнены в карандаше и чернилах (всё же октябрь на дворе)
2. подробное объяснение, как не следует лажать в заполнении анкеты, отпечатанное для ясности на принтере с использованием двух цветов
3. новую анкету
4. конверт* для повторной отправки

*конверты вообще-то полагается заклеивать

13:04 

Мой отец, как оказалось, весьма педантичен в отношении приготовления чая. Столько-то заварки на столько-то воды и ни минуты раньше положенного времени.
А китаянка Ронг, к примеру, совершенно подобным не тревожится:”В родительском доме в кружках всегда чайные листья. Холодная ли вода, горячая ли, сегодняшнего для или вчерашнего - это всё чай”.

Поменял код на двери в квартиру. Неделю назад почти. Ни разу с тех пор не смог попасть домой без проволочек. Вбивая старую комбинацию и получая возмущённый писк, стыдливо улыбаюсь дверной ручке, обещаю себе менять такие вещи почаще.

Слетал домой. Было сперва очень страшно, особенно во время проверки документов в аэропорту и затем ночью полицией в маршрутном автобусе, а потом очень легко от осознания того, что слетать домой - на самом деле запросто.
Родители сильно постарели, что особенно заметно после инвентаризации фотоальбомов и записей с кассетной ещё видеокамеры. Утешает разве что собственная конечность.
Побродить по России особо не получилось, везде-то меня сопровождал сперва старший брат (к голосу которого было удивительно заново привыкать), затем - родители. Но уж аэропортов я насмотрелся надолго. Особенно развлёк ларёк “Крошка-картошка” в Шереметьево, где южной внешности тип пытался приобрести кипятку для лапши быстрого приготовления, а неюжной внешности тип - стрельнуть зарядку для мобильника.
Чуть позже пожилой мужчина в шубе просил сколько не жалко на билет, который оказался свыше финансовых возможностей.
Ещё через 11 где-то часов я сидел на полу в Чибе и слушал про похождения Венесуэльской поданной в Токио - и краска заливала мне лицо.

Петербург моего брата - это спальные районы, полные алкогольно-зависимых людей с жизненными обстоятельствами, и трескучий центр, до которого каждый раз нужно мучительно добираться и не менее мучительно оттуда выуживаться ближе к вечеру. В центре красиво. Везде царит шаурма, или это особенность маршрутов, проложенных братом.

Вот кстати история про брата и баню. Стоит где-то в Сибири деревянный брусчатый дом с архетипичной баней. У порога - две занесённые снегом гигантские лайки, свернувшиеся в коллективный клубок. Внутри - диско-шар и русская поп-музыка, вот этот вот калейдоскоп разноцветных пятен света по дереву стен. Отец, я и брат уже сидим в бане, уже порядком разогретые, и мне уже плоховато. Брат встаёт поддать пару, возвращается на место, садится. Полка не выдерживает, брат устремляется вниз, подлая гравитация тянет меня за ним, отца - за мной. Все живы, зато теперь есть внушительного вида рана на левом плече, обещающая со временем перейти в не менее внушительный шрам. Брат - всё же человек тяжёлый в смыслах более, чем одном.

13:56 

Каждый день я прихожу домой обедать. Почти каждый, ибо по четвергам мы с Мастером Мо идём куда-нибудь ещё.
Приходя домой, я скидываю в дикой спешке пиджак, натягиваю кальсоны, ставлю стакан воды в микроволновую печь и бросаюсь мыть руки.
12:12 - лучшее время, которого мне удавалось когда-либо достичь. В 12:12 заварен чай, и выуженная из комбини/приготовленная заранее еда расставлена на столе. Можно забыть обо всём до 12:40. 28 минут забвения - весьма роскошно в середине рабочих будней.

После я вновь облачаюсь в пиджак, рассовываю бэйдж-бумажник-телефон-ключи по карманам, выхожу на лестничную площадку, вид с которой изменяется с утра положенным образом. Делаю три-четыре быстрых вздоха, задерживаю взгляд на горах или деревьях, и начинаю погружение.

@музыка: Hot Chip - Keep Fallin'

14:42 

Попытки привенсти что-то хорошее в свою жизнь увенчались:
а) огромным арбузом в холодильнике (пришлось вытащить полочку)
б) пятиминутным разговором по телефону
б) билетами во Вьетнам

02:20 

Боже, сколько дождя
Он шумит у меня в голове твоими листьями
Снаружи, словно приклеенное к раме окна с помехами,
Меркнет всё.

17:04 

Суицидальная лягуха выходит на дорогу как на сцену, освещённую софитом велосипедного фонарика.
Долю секунды сидит, словно в нерешительности, и прыгает под колёса.
Возможно, в реке лягуху достали сородичи, или же настойчивые сектанты наобещали ей всех комаров в жизни за велосипедными спицами.
Или она набралась веществ, проигнорировав вездесущее don't drink & jump.
Знаю только, что она погибнет не под колёсами моего велосипеда, и быть может даже сумеет пересечь дорогу, как в той игрушке для Атари.

15:44 

Перед своим безвременным окукливанием в Офисную Даму, Лаура привезла из Аргентины калебас, бамбилью и собственно матэ.
Оказывается, существует целый ритуал группового потребления воспетого Кортасаром напитка - слова удачно дополняют название утвари, выстраиваясь в ряд: себадор, матэ дэль сонсо, ронда, грасиас.
Если группы в данный конкретный вечер под рукой не оказалось, то можно, конечно, потребить индивидуально, однако сие чревато ломотой в затылке или/и бессонной ночью.
Чем сегодня и занимаюсь под lia nadja.

17:06 

Жую лемон.
На кроватной полке лежит Blood Meridian - антивестерн, написанный выламывающим черепную коробку поэтическим языком.
Выстроенные их прекрасных, твёрдых слов ландшафты, на которых копошится нелепая кучка оборванных, убивающих друг дружку людишек.
Над всем этим танцует голый судья, без единого волоска на огромном жирном теле.

Когда начинал читать, было страшно неудобно - история словно убегала сквозь пальцы; события теснились в гигантских предложениях без знаков препинания.
Нашёптывания пьяного в кабаке. Но потом или рассказчик трезвеет, а скорее всего сам слушатель погружается в транс, настраивается на волну непривычной частоты - внезапно выступает структура повествования, пульсирует ритм, течёт по венам страниц кровь, проливаясь через очередную жертву-персонажа, сижу с книгой по локти в крови и не могу оторваться.

Я и не знал, что можно так писать.
А лимон вкусный был, пока не кончился, хотя память о нём остаётся и накладывается на вкус всех последующих лимонов, заменяя собой вкус всех предыдущих.

12:04 

Сегодня мы ездили в Costco Wholesale, или Косутуко, ежели на местном.
Это гигантский склад со штрихами магазина, где безграничные потребности встречаются с безграничным предложением; эдакая пещера Алладина, из которой можно утащить столько, сколько унесёшь, и покупательная способность ограничивается, кажется, только физической формой посетителей.
Это ад.
Крошечное окошко в мир производства. Ведь если тюбик зубной пасты, положим, можно купить в любом магазине любого города - это верный признак того, что где-то зубнопастят в трудновоспринимающихся масштабах. Озёра зубной пасты, моря и океаны. От десятка тюбиков на магазинной полке не веет безграничностью, но внутри складов подобных Косутуко, где ящики на ящиках, ряды уходят в обе стороны как отражения между двумя зеркалами - вполне себе да. Веет. Сдувает даже.

Или вот просто от количества товар видится в новом свете. Мешки тортилья чипсов хочется опустошить в ванну, из кирпичей сыра вполне себе складываются стены, целые деревни куриных запечённых частей сшиваются в шар плоти, через который потом следует провести ток, оживить и уничтожить им пару людских поселений.

Самая голодная в плане потребления часть населения - семейные, их большинство; много беременных женщин, как будто все пытаются вынести втихую арбузы. Рядом с основным складом помещение поменьше но и более честное в плане обстановки, чем-то напоминает загоны для скота на фермерских хозяйствах - там можно припарковать телегу с добычей (и оставить совершенно без присмотра - о, чудеса Японии), отстоять очередь змейкой и получить пиццу и всякий другой фастфуд. Фонтаны газированных напитков, невыносимо воняет автомат с луком, везде знаки "пожалуйста, не кормите голубей". Голуби не сдаются, и пикируя сквозь складские двери прямо под столы и развивая совершенно не голубиные скорости, мечутся у посетителей под ногами, подчищая недоеденные куски на полу.

Влившись в ряды посетителей, мы растворились в потоке безумия, очнувшись где-то на полпути к станции с баулами и следами пиццы на одежде и лице.
С полки над раковиной укоризненно смотрит теперь ящик с двумя килограммами смеси для приготовления горячего шоколада.

05:03 

Чувство голода, чувство неопределённости.
Из других новостей, круто формировать инсайты с кем-нибудь за бокалом чего-нибудь, хотя бы ради того, чтобы в последующие дни потихоньку ими вибрировать в затухающих колебаниях осмысленности.
Из новостей третьих, оформилось желание переехать, следующая остановка в "Выше ноги от России" будет неопределённость.
Ну или голод.

07:53 

В качестве жеста, напоминания себе, каждую неделю выбрасываю что-нибудь из закромов. О, закрома за несколько лет изрядно разбухли, да и выбрасываемое что-то не обязательно должно быть сколько-нибудь значительно в количественном смысле, так что остаться в пустоте не угрожает.
Просто когда-нибудь желание покинуть это место перевесит.
И я хочу быть готовым.
И ещё немного страшновасто, что без жестов, напоминаний погребу себя заживо в накопившемся прошлом.

Вот кстати о прошлом - мне кажется им несколько пренебрегают. А ведь оно растёт, в то время как настоящее не размажешь и по двум секундам, а будущее, хотя неизвестное, по всем признакам тает ежедневно. Короче, прошлым следует дорожить. Старьё выкидывать тоже следует.

Сегодня утром выезжал на машине новичка вытягивать полупереваренные столы из утробы угрюмого офисного здания. Столы всхлипывали и раскладывались на части, коллеги метко пришпиливали моменты острыми шутками, растягивая таким образом время в эдакое полотно “утром в субботу добровольцы помогают с мини-переездом”. По старой, как сами автоматы по продаже кофе, традиции, участники получили по обжигающей баночке отвратного пойла. Моросил дождь, мы прощались “до понедельника”.
По всем признакам.

notes

главная