• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:08 

COUSE WE ARE YOUR FRIENDS

эта чёртова плоскость стирает мысли, просто корова, а не..
коровы всегда это место
вытирали своим языком
всем это было известно
но они не знали о том(с)
о чём я, неужели о коровах?!
о плохом зрении. точно.
"морщинки в уголках её глаз.. заходящийся криком подбородок.. совершенные уши.." - не могу себе представить, по крайней мере, как черты человека. как экспонаты в анатомическом музее - ещё куда ни шло. если я начинаю что-то подобное пытаться усмотреть у персоны, стоящей напротив - она просто исчезает, превращается в плавающую среди мутного тумана подробность, и я теряюсь. собеседник для меня - схематичный набросок homo sapiens, подробности здесь ни к чему, если только они не составляют важную часть (либо вообще всё) того, что он хочет мне сказать. но таких пока не попадалось.

лицо белого листа, по большому счёту, имеет и прошлое. в целом, оно у тебя есть и имеет ценность, но стоит только попробовать вычленить отдельную деталь, и бессмысленность обращения к прошлому (прошлого вообще) становится очевидной. знание о том, что у тебя БЫЛО, важнее ТОГО, ЧТО было. память как средство, позволяющее сперва целиком погрузиться в жизненный процесс, позабыв себя и своего хомячка/жену/работу, а потом написать на бумаге/придумать в голове историю/чувство. а неипользованное прошлое как одежда, носимая по необходимости, еда, необходимая для поддержания жизни или солнце, светящее лишь для солнечных батарей, чтобы вырабатывался кислород и т.д.

ну, и очередное свалившееся с неба ощущение, неплохая вакцина от прилипшего потоной футболкой эскапизма: мы, как пассажиры поезда захолустной ЖД, громыхаем мимо сказочных равнин бесконечных в своём разнообразии миров, и, зачастую, так хочется свалить из купе в окно. однако, куда лучше громыхать таким макаром и дальше, попивая тысячилетний пакетированный чай и жуя копчёную курицу, чем остаться в любом из этих миров. ведь, по сути, именно из-за поезда они и существуют, и всё их многообразие и чудеса меньше поезда, из которго они появились, и если остаться в одном из них, то это будет добровольное заключение, по сравнению с возможностью наблюдать (под копчёную курицу и чай) за рождением новых картинок в калейдоскопе.


20:37 

happy_birthday

Сегодня моему факультету 45, а Кибернетическому Центру, что является его важной составляющей, 30.
Поздравляю.
Уверен, что будучи тесно связанным со всемирной сетью INTERNET, факультет своим коллективным разумом воспримет это сообщение.
Кто-то из первого выпуска, в соответствии со статистикой про среднюю продолжительность жизни, мог уже умереть *__*

На дискотеку "по поводу" не пошёл.
И.. всё.

23:19 

the way i learn

Обожаю читать мануалы. Чем толще, тем приятнее.
Придирчиво исследую первые страницы на предмет выяснения даты выпуска книги,
имени автора и тех, кому он выражает признательность.
Упиваясь перспективами, выясняю, кем я стану, когда позади останется последняя страница.
Можно ещё первые две-три главы просмотреть - и хватит. Ставим книгу на полку и любуемся при случае.

В общем-то, начало - всегда наиболее привлекательная часть. Обычно лёгкая (вопреки общеизвестному мнению о первом шаге), не содержащая даже намёка на конец (а он есть. сто пудов). Продолжение требует воли и превращения процесса в рутину, хотя бы частично. Там после всякое развитие/изменение и.. конец. Камешек опыта (драгоценный, полудрагоценный или просто гранитовый) и вперёд, к следующему началу. Кстати, начала похожи на перья, белые и пушистые, как из подушки. Другое дело, что когда начал накапливается приличный куль, делается нестерпимо неопределённо, как от щикотки, и хочется уже чего-нибудь всё же закончить. Но с этим сладить, опять же, не невозможно.

Иногда мне кажется, что я понапрасну копаю яму под названием "день", чтобы утром снова оказаться на поверхности..хм, чего бы? Обыденных смыслов? Или начинаю с существования и продвигаюсь к жизни? Ассоциация с чьим-то высказыванием:"Люди, старея, всё больше уходят под землю. Юноша весь на поверхности... Посмотри на старика, он уже наполовину там".

Ладно, пойду падать вверх.

14:25 

footpathes

Я достаточно много раз многим людями (и всяким прочим существам, которым приходилось меня слушать, мягкой игрушке "Сова", например) втолковывал, что не люблю ходить [часто] по одним и тем же дорогам.
Борхес где-то у себя в "Вымыслах" писал, что наше тело умеет кучу вещей, и, вообще говоря, большую часть жизни живёт именно оно. Находить путь в хитросплетении улиц родного города, готовить, защищаться, размножаться - всё это тело умеет и без нас, т.е. без активного участия сознания.
Дальше можно почитать у Борхеса.
Зато сейчас возможно ответить на вопрос, который, кажется, только игрушка и задавала:"А почему тебе не нравится ходить [часто] по одним и тем же дорогам?".
Вот из-за нерабочего состояния моей головы. И дело вовсе не в том, что в освободившееся пространство буйной ватагой набиваются Депрессивные Чорные мысли (что бывает) или Хорошие Оранжево-Зелёно-Чёрные мысли (что тоже бывает), но в том, что там нет ничего.
Будто мокрой серой свалявшейся ваты напихали, ей богу. Или опилок каких-нибудь, совсем уж гнилых.
А Гудвин, Великий и Ужасный, давно здесь не живёт.
Вообще нигде не живёт.

20:20 

Поход.
Долгий-долгий и, как водится, со всякими чудесами невиданными.
Началось-то всё в Читальне. Люди туда ходят говорить Страшным Шёпотом в мобильные телефоны, есть и спать. Иногда они, врочем, берут книги. Потолще и помягче просят, дабы дремать с комфортом. Читальные Жрицы, конечно, только такие и дают. Они ведь смотрят на работе Мексиканские Сериалы и всё-всё про жизнь знают, и всегда вас обязательно просветят, если чего не знаете. читать дальше

20:48 

first

Первая запись, как обычно, не несёт никакой (ценной) информации кроме той, что она - первая.
Локальный дневник начал потихоньку парить тем, что люди, которые его читают, находятся до невозможного близко. Ну просто ступить негде:"Эй, а чё-то ты там у ся в дневниге написал чё-то..".
Утрирую, конечно, но определённый дискомфорт по этому поводу имеет место быть. А ещё у меня есть тонкое тело и тонкий канал внешнего интернета, посему хз когда доберусь до настроек этих самых записок.
Уф, вроде, исчерпывающие оправдания ^_^

Для полной конспирации необходимо сменить ник.

А ещё в здесь можно ПИЗДЕТЬ.

О том, например, как дерьмовая "газировка" в волшебный час, когда лягушки за окном оборачиваются стайками голодных принцесс со спичками, что под утро все подыхают от охуенно неплюсовой температуры и вновь обращаются в лягушек, больше похожих на куски разлагающейся плоти (подпаленной НЕБЕСНЫМ АНГЕЛОМ последними спичками сдохших неудачниц), превращается в замечательную по всем параметрам воду.

15:17 

Моя квартира обрастает мною
Тончайшим слоем сложенным на книгах
Мной заросли углы, а подкроватья лиги
Заполнены солёною водою

Давно прошли намеченные сроки
Виды из окон истрепались и померкли
По ряби стёкол стелют водомерки
Волнуя стебельки седой осоки

Вдыхаю в кружке запах из под крана
В другой посуде - пауки и их соцветья
Мне грезятся грядущие столетья
Блуждают звери в облаках тумана

16:06 

13:26 

Высоко на горе лежит посох стыда
Здесь, на уровне моря, из лужи вода
Затекает весенней прохладой в туфлю
Утонувшей в экране студентке. Пою

Битый час в телевизор, где строками текст
Попивая томатно-венозный сок
Дома ждёт редактуры фотопортрет
Это - жизнь, это - временно, это - ок

13:45 

Говорил по скайпу с верхушки горы вчера. Солнце садилось чуть медленнее батареи в телефоне. Ночной лес похож на начало сна - общие очертания объектов вблизи, затем всё расплывается. Открыты ли были мои глаза? Ну, если дошёл, то да, стало быть ступени действительно вели вниз.
Никогда ещё не встречал новый год в этой квартире. Оказалось, что в храме по соседству звонят в колокол, вот эти размеренные буууум-буууумы, под которые люди стекаются на хацумодэ. Сперва в туалете, из вентиляционной решётки, затем из-за окна над кроватью, пока засыпал, доносился звон.
Жутчайше не хотелось вставать и куда-то идти, двигаться, жить. Утренний город пустой и светлый, как хорошие воспоминания. Бросил монетку, побренчал колокольчиком, выпил чарку и вытянул бумажку с судьбой на этот год. Что-то про птицу в клетке.
По дороге с горы наткнулся ещё на чей-то мусор, и заметил за собой желание подобрать - вот ведь чувство принадлежности к месту.

13:41 

Еду домой после двух недель путешествий с отцом.
Как поменялись наши роли в чужой для него стране!
Показывал ему, к примеру, где шампунь, а где - мыло. Или как пользоваться туалетом. Двери в лифт держать. Говорить 'спасибо', пользоваться палочками для еды.
Где-то через неделю мы устали и начали активно скучать по рутинам, каждый - по своей, но до последнего было интересно вместе находить путь к следующей точке.
Через 10 минут после того, как отца поглотили ворота досмотра, накрыло - следующего плана встречи у нас пока нет.

11:49 

Забыл рис в рисоварке кажется в воскресенье. Обнаружил утром в четверг. Ссохшийся и кажется ставший резиной рис смотрел со дна рисоварки укоризненно, вызывая в воображении долгие часы терпеливого угасания. И не пах ведь, то есть мог бы остаться там намного дольше, всё меньше походя на свою изначальную форму. Года, может быть. Ужас, ужас.

15:08 

03:44 

Когда-то я впервые зашёл в местный супермаркет и купил уксус, думая что это растительное масло, и чуть позже на кухне общежития засвидетельствовал, что бывает когда уксус встречается с раскалённой поверхностью сковородки.

Более четырёх лет спустя, в том же супермаркете (где недавно установили кассы самообслуживания, у каждой кассы - голос какого-нибудь животного) молодая женщина южно-азиатской наружности приблизилась ко мне с бутылкой уксуса в руках.

- Excuse me, is this cooking oil?

В ту же секунду её будущее развернулось в меня в голове, как несминаемый пластиковый пакет, и ощущение близости к такому же человеческому существу разлилась тёплой волной по лицу. Указав на полки с маслом, я отправился к кассам. Обычным, ибо самообслуживание пока не поддерживает бонусные купоны.

13:04 

Мой отец, как оказалось, весьма педантичен в отношении приготовления чая. Столько-то заварки на столько-то воды и ни минуты раньше положенного времени.
А китаянка Ронг, к примеру, совершенно подобным не тревожится:”В родительском доме в кружках всегда чайные листья. Холодная ли вода, горячая ли, сегодняшнего для или вчерашнего - это всё чай”.

Поменял код на двери в квартиру. Неделю назад почти. Ни разу с тех пор не смог попасть домой без проволочек. Вбивая старую комбинацию и получая возмущённый писк, стыдливо улыбаюсь дверной ручке, обещаю себе менять такие вещи почаще.

Слетал домой. Было сперва очень страшно, особенно во время проверки документов в аэропорту и затем ночью полицией в маршрутном автобусе, а потом очень легко от осознания того, что слетать домой - на самом деле запросто.
Родители сильно постарели, что особенно заметно после инвентаризации фотоальбомов и записей с кассетной ещё видеокамеры. Утешает разве что собственная конечность.
Побродить по России особо не получилось, везде-то меня сопровождал сперва старший брат (к голосу которого было удивительно заново привыкать), затем - родители. Но уж аэропортов я насмотрелся надолго. Особенно развлёк ларёк “Крошка-картошка” в Шереметьево, где южной внешности тип пытался приобрести кипятку для лапши быстрого приготовления, а неюжной внешности тип - стрельнуть зарядку для мобильника.
Чуть позже пожилой мужчина в шубе просил сколько не жалко на билет, который оказался свыше финансовых возможностей.
Ещё через 11 где-то часов я сидел на полу в Чибе и слушал про похождения Венесуэльской поданной в Токио - и краска заливала мне лицо.

Петербург моего брата - это спальные районы, полные алкогольно-зависимых людей с жизненными обстоятельствами, и трескучий центр, до которого каждый раз нужно мучительно добираться и не менее мучительно оттуда выуживаться ближе к вечеру. В центре красиво. Везде царит шаурма, или это особенность маршрутов, проложенных братом.

Вот кстати история про брата и баню. Стоит где-то в Сибири деревянный брусчатый дом с архетипичной баней. У порога - две занесённые снегом гигантские лайки, свернувшиеся в коллективный клубок. Внутри - диско-шар и русская поп-музыка, вот этот вот калейдоскоп разноцветных пятен света по дереву стен. Отец, я и брат уже сидим в бане, уже порядком разогретые, и мне уже плоховато. Брат встаёт поддать пару, возвращается на место, садится. Полка не выдерживает, брат устремляется вниз, подлая гравитация тянет меня за ним, отца - за мной. Все живы, зато теперь есть внушительного вида рана на левом плече, обещающая со временем перейти в не менее внушительный шрам. Брат - всё же человек тяжёлый в смыслах более, чем одном.

13:56 

Каждый день я прихожу домой обедать. Почти каждый, ибо по четвергам мы с Мастером Мо идём куда-нибудь ещё.
Приходя домой, я скидываю в дикой спешке пиджак, натягиваю кальсоны, ставлю стакан воды в микроволновую печь и бросаюсь мыть руки.
12:12 - лучшее время, которого мне удавалось когда-либо достичь. В 12:12 заварен чай, и выуженная из комбини/приготовленная заранее еда расставлена на столе. Можно забыть обо всём до 12:40. 28 минут забвения - весьма роскошно в середине рабочих будней.

После я вновь облачаюсь в пиджак, рассовываю бэйдж-бумажник-телефон-ключи по карманам, выхожу на лестничную площадку, вид с которой изменяется с утра положенным образом. Делаю три-четыре быстрых вздоха, задерживаю взгляд на горах или деревьях, и начинаю погружение.

@музыка: Hot Chip - Keep Fallin'

14:42 

Попытки привенсти что-то хорошее в свою жизнь увенчались:
а) огромным арбузом в холодильнике (пришлось вытащить полочку)
б) пятиминутным разговором по телефону
б) билетами во Вьетнам

02:20 

Боже, сколько дождя
Он шумит у меня в голове твоими листьями
Снаружи, словно приклеенное к раме окна с помехами,
Меркнет всё.

17:04 

Суицидальная лягуха выходит на дорогу как на сцену, освещённую софитом велосипедного фонарика.
Долю секунды сидит, словно в нерешительности, и прыгает под колёса.
Возможно, в реке лягуху достали сородичи, или же настойчивые сектанты наобещали ей всех комаров в жизни за велосипедными спицами.
Или она набралась веществ, проигнорировав вездесущее don't drink & jump.
Знаю только, что она погибнет не под колёсами моего велосипеда, и быть может даже сумеет пересечь дорогу, как в той игрушке для Атари.

15:44 

Перед своим безвременным окукливанием в Офисную Даму, Лаура привезла из Аргентины калебас, бамбилью и собственно матэ.
Оказывается, существует целый ритуал группового потребления воспетого Кортасаром напитка - слова удачно дополняют название утвари, выстраиваясь в ряд: себадор, матэ дэль сонсо, ронда, грасиас.
Если группы в данный конкретный вечер под рукой не оказалось, то можно, конечно, потребить индивидуально, однако сие чревато ломотой в затылке или/и бессонной ночью.
Чем сегодня и занимаюсь под lia nadja.

notes

главная