Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:52 

Плохо я чувствую и собираюсь рассказать о ни о чём. Два дня собрались искупаться вместе, но лунная пена растворила их хитиновые оболочки, а солнечные трубки выпили их хрупкое содержимое. И было холодно, было холодно. Я обменялся кроватями с несбывшимся человеком (постельное бельё почему-то сбылось). Не думалось просто отлично. С едой немного хуже, но ведьма (в положительном контексте винной бочки и черпака вместо ступы и метлы) наколдовала чечевицы, а интервью с Тарантино - кукурузных хлопьев с молоком. Вид из окна становится привычным, но не настолько ещё, чтобы его не было видно. То же можно сказать и о прочих вещах и людях - они теперь менее заметны. Да и ненужна эта заметность, по большому счёту. Достаточно любого символа, чтобы память построила всё остальное - и пусть органы чувств отдохнут! Только что (переход к текущей обстановке явно указывает на близость конца записи) сувенир забрался на стол и самым располагающим образом отразил тмавым брюхом ламповый свет.
Кстати, завтра "день после дня, когда ничего не делается".

10:12 

Город с огромным количеством мостовых и луж. Ночь Я иду в гости.
Из мрака выплывает Ариман. Рассказывает, как недавно поселился здесь, и как недавно приехала Оми (он говорит "Вера).
Через несколько поворотов появляется Оми. Рассказывает, что приехала навестить Аримана (она говорит "Саша").
Прыжки через лужи, неудачные. Появляется Ариман, слушает про встречу с Оми. Я думаю, что мне никогда не удастся увидеть их одновременно, и на это есть какие-то смешные причины. Ариман тоже смеётся.
Наконец, появляется Хозяйка с Хозяном. Она предлагает мне войти и снять насквозь промокшую обувь. Мы устраиваемся на диванах в прихожей. Хозяйка требует сказок. Я возражаю. Во время спора перевожу взгляд на свои ноги - штаны закатанны, слепень величиной с половину ладони погрузил хоботок* в начинающую краснеть кожу. Картинка укрупняется - можно рассмотреть каждую ворсинку и лёгкую пульсацию брюшка насекомого.
Продолжая спорить, пытаюсь прибить слепня. Картинка остаётся прежней - моя гигантская ладонь накрывает насекомое. Оно лишь мотает головой, не вынимая хоботка, а Хозяйка замолкает, как будто удар пришёлся по ней. Начинаю понимать, что Хозяйка и есть слепень. Но пока она не насытится, продолжения не будет.
Но, кажется, своими поспешными действиям я повредил какие-то механизмы у неё внутри, и её заело.
Представляю, что мы с насекомым останемся вместе навек. Становится смешно и страшно.


*что удивительно, ведь у слепни добывают кровь совсем иначе, чем, например, комары

01:02 

Город топит туманом, как будто этажом выше протекают облачные трубы.
Город топит туманом, как будто при сгорании серых завес тепло поглощается.
Город топит туманом, как будто в головах у людей всё перепуталось. Или них собрались все ёжики на свете.

Я продолжаю задавать себе вопросы про вопросы, отвечая отсутствием ответов. После небольшого цифрогового Конца Света точка с запятой не пришли ещё в себя, приходится переключаться. Моя бумажная армия рассыпана и разъединена.

14:38 

Ура-ура, обезболивающее не потребовалось.
Увы-увы, как смотреть бармену в глаза?
Под дверью застрял сухой листочек типицкого осеннего оттенка, на рукаве куртки вырос микрокосм из грязи, нейроны горестно молчат и виновато разводят руками.

Ещё вот хотел написать, что подумалось, что каждый (все, всякий, любой) имеет с собой кусок пустоты прямо из Космоса, и этот кусок работает по-всякому. Если на него забить и заниматься жизнью, то жизнь потихоньку сливается, и нужно больше жизни, ещё больше, пока не кончится. И проглядывает временами кусок, и скалится, и люди кажутся обвязанными динамитом клоунами, улыбаются так, как улыбалась бы свинья на бойне. С другой стороны, оттуда, из Космоса, через пустоту проникает Высшее и Красота. Что делать для этого, правда, не совсем ясно.
Кстати то был типицкий пустотный абзац.

02:49 

Традиционный пост между надраиванием зубов и приготовлением удобоваримой постели.
Ходить по рельсам действительно трудно. Видимо, поезда не пьют.
Мир счастлив! Прощай, мой чёрный воздушный шарик.

00:46 


@музыка: mew - no shadow kick

16:32 

I've been to all the places on
Солнце уже давно выкатилось из-за воображаемой линии на воображаемое небо, когда мы сели на поезд, который сбил человека. Вокруг, ходили люди с серьёзными лицами, а пассажиры двигались к последнему вагону.
Били астрономические часы, мелькали в окошках апостолы, скелет дёргал за шнурок. Наконец, запел золотой петух, и последние впечатления от заунывной песни внезапных тормозов впитались в пупырчатую мостовую.

Один вампир на готический город всё же нашёлся. Было около часа ночи, когда стулья в большинстве местечек уже перевёрнуты, но музыка ещё звучит. На крыльце магазина с незапоминающейся вывеской, спиной ко мне, свернулся клубочком представитель Ночного Народа. Я знал, что приезжих не трогают принципиально, да и фастфудная кровушка опаснее дневного света, и был спокоен, и прошаркал дальше. Конечно, когда я обернулся, крыльцо пустовало.

And when mr. Andy went out, we started to see things differently and search the web and speak several languages, because something always happens at this uncertain time of the day.

02:29 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:26 

Это как сбежавшая вместе с персоналом клиника для зависимых, только хуже.
Всё настолько замечательно, что в кровать через тело впечатывается пресс, выжимая душу в страну снов. И по утрам так трудно засунуть её обратно.
Строительство башни осложняется с каждой секундой, когда каждый представляет, что на самом деле может понять другого. Подаёт кирпич вместо молотка, ведро вместо гвоздей. Но столкнуться со своим языком - едва ли не худшее, что может случиться.
Вечер - едва ли не худшее, что может случиться.

@музыка: Liekki - veit omasi lentoon

01:42 

15:07 

Интернет в Москве весь кончился, совсем.
Зато от дождей, как грибы, разрастаются почтовые отделения с общественным доступом в сеть, женские дешёвые (и мужские дорогие) зонты в переходах, пятна на страницах непривычно толстой "Афиши".
Завтра принесёт SMK в шестнадцать тысяч килограмм.

01:10 

Как полезно быть импульсивным!
Звонить в последнюю минуту, чтобы горько пожаловаться на судьбу-злодейку, что не позволяла встретиться - и нарваться на дружелюбную доставку до аэропорта.
Как заметил водитель, "может быть, лететь никуда и не понадобится".
Кстати Ира больше не редкое досадное исключение. Чего уж там, даже Марина перестала им быть - разве что поковыряла мои коленные чашечки, залезши под стол, да испытала на синонимы.
Также можно уверенно рапортовать о возникновении демонической собственности за 6666 рублей.
Осталось приобрести что-нибудь за 3, 4, 7, 10, 12, 27, 30, 39, 40 и прочие православные числа.

22:34 

Если посчитать, то в Томске мне этой осенью, скорее всего, доведётся быть ровно восемь дней и девять ночей.
Я бесконечно на это надеюсь.
Не слишком большой срок, если бы не дела, растягивающие почти каждые привычные 24 часа на несколько бессонных лет. И это после месяца, который я честно пробатонил дома на квадратном диване, как не слишком могущественный, но регулярно чевствуемый божок. Отдельно хочется выделить встречи - ведь в той или иной форме повстречался весь основной знакомый люд, за редкими досадными исключениями.
"Ира, ты - редкое досадное исключение", например.
Сейчас пишется исповедь почти половины лета, в тошнотворно стандартной форме, с заключением и списком использованной литературы. Следовало бы сосредоточиться на ней, а не распускать жидкости из носовых шахт в этом безвоздушном, вневременном пространстве.
Следовало бы.

20:30 

20:41 

Иногда в книжках из библиотеки можно найти чьи-то пометки карандашом.
Фразы, предложения, а иногда и целые абзацы связаны линиями в один узелок на полях, где стоит "!", "Картина жизни" или что-нибудь совсем неразборчивое. Мне нравятся такие книги - с пометками можно соглашаться, спорить, хмыкать на них.
А вот на чём пытается заострить моё внимание пятилетний Mr. M. Word, подчёркивая фразы, предложения, а иногда и целые абзацы волнистыми зелёными линиями?
Как-то не верится, что на "нанизываение родительных падежей - более четырёх".

@музыка: John Frusciante - Away & Anywhere

18:43 

как Минибар смерть видел

Я решил устроить контакт цивилизаций. Проще говоря, вытащить свинью на воздух.
В целях конспирации в качестве транспортного средства был избран чёрный пакет, выложенный опилками и сеном (да простят меня любители животных). В качестве тестового поля - укромная лужайка возле часовенки, скрытая со всех сторон деревокустами.
Свинья вела себя тихо, до самого момента контакта с поверхностью Земли. Тут, она, очевидно, возомнила, что находится в Южной Америке (на исторической родине) и бросилась наутёк, к храмам Майя. Я умилённо таращился на Минибара, похожего в тот момент на вольного мустанга. "Далеко не убежит" - думал я. Потом заметил на другой стороне лужайки монохромную кошку, поджидающую необыкновенно крупный кусок мяса. В глаза у неё вместе с солнцем отражались аналогичные мысли. Мы бросились к Минибару одновременно...
продолжение, сразу после рекламы

@настроение: что надлежит делать человеку в сумерках, когда со стола на него начинают наползать длинные волоски?

20:47 

Что такое "примитивные страхи"?
Когда отгоняя надоедливых летунов от себя и своей лампы поздно вечером, испытываю непреодолимое желание обернуться.
И хелицеры огромной твари, что приклеилась к потолку, а также отражённый свет лампы в каплях пищевартиельного сока, сочащегося с этих хелицер - последнее, что я вижу в своей жизни.
В конце-концов, огоньки в ночи привлекают разных существ.

21:29 

эм.
раз-два-раз-два.
КИКИМАЩИТА?
предсказание на завтра: "веществ: 17,6 г/ 100 см куб."
вот это серьёзно. интересно, кому?

20:27 

знаете, если напиваться каждый вечер, я тоже буду чувствовать любовь ко всем подряд.
нет, кроме шуток.

22:43 

Испугаться буквы "ер" и потерь.
Какое чудесное чувство после того, как страх уходит.
Какой приятной бывает остающаяся пустота.

@музыка: Garage Chanson Show - Himawari

notes

главная