01:10 

05:24 

01:30 

14:56 

Зима наконец.
¤

06:04 

Too much alcohol.

02:27 

Ноябрь по-чешский будет "listopad". Понятно, почему.
А по-фински ноябрь - "marraskuu". Если разложить на marras - "мёртвый" и kuu - "месяц", тоже становится понятно.

@музыка: Tell Everybody - Róisín Murphy

16:14 

...вскоре после того, как Лора* вместе с вагоном метро укатила в прекрасную неизвестность, я обнаружил себя на ночных улицах Праги без малейшего желания искать хостел. В баре, где прошли первые два a.m., чёрная собака выпросила у меня половину чипсов, а официантка один раз сменила одежду. Далее были пустой Карлов мост, пустая площадь перед астрономическими часами, тридцать четыре пингвина и большой стул, гигантские чёрные младенцы со штрих-кодами вместо лица, страшный мужик в парке, спящий мужик у реки, лебеди... Саундтреком служили Godspeed You! Black Emperor, едой - ореховое ассорти, которым пытался поделиться с лебедями. Через пару преодолённых заборов на меня уставились камеры видеонаблюдения. Потом появилась полиция, но не по мою душу, а просто так. Призраки, быть может.

железный человекопёс в шляпе (ночью не очень хорошо видно через фотоаппарат)

стулопингвины днём оказались жёлтыми

без лиц


небольшое хреновое видео хороших ребят перед Mogwai

небольшое хреновое видео Mogwai


*стояла себе в толпе перед сценой, раз - и мы уже знакомы, бывает же

04:06 

01:35 

После наступления темноты нам всё же удалось выбраться из леса.
Встретил в населённом пункте, конечно, Иисус.
Вспомнился ещё один Иисус, мой добрый сосед.

Иисус населений

Иисус соседей

00:25 

"5П" - лучшее чтение в том состоянии, когда даже читать не хочется. Духовная ванная с обильными грязевыми добавками.

Хотя бы раз в день следует выходить на прогулку по оживлёнными улицам - чтобы не терять контакт с окружающим временем. В одной из вариаций рассказа про машину времени утверждается, что если жить как в девятнадцатом веке, то рано или поздно в нём оказываешься. И никаких рубильников, заклинаний, криогенных камер. Трубка, газета 18ХХ г., халат в полоску, экипажи, газовые рожки.

Улица

02:41 

Важно: уметь швыряться посудой так, чтобы эффектно, и простая арифметика, и пара тёплых слов посетителям.
Неважно: всё остальное.
Хорошо быть барменом.

22:31 

Год с небольшим назад Лена подарила мне очень красивую деревянную ложечку с очень хитрым балансом.
Вот уже год как пытаюсь найти такое её положение на краях кружки, чтобы о ложечке некоторое время не думать, а, например, потянуться за бутербродом. После секундных раздумий ложка обязательно валится куда-нибудь на стол.

То есть, я-то вернулся, а Иисус с фотографиями должен сейчас только вознестись в Парижское небо.

18:59 

Чёрт, как непривычно будет встречать праздник без компьютера )

@музыка: the knife - we share our mothers' health

02:10 

02:16 

23:52 

Плохо я чувствую и собираюсь рассказать о ни о чём. Два дня собрались искупаться вместе, но лунная пена растворила их хитиновые оболочки, а солнечные трубки выпили их хрупкое содержимое. И было холодно, было холодно. Я обменялся кроватями с несбывшимся человеком (постельное бельё почему-то сбылось). Не думалось просто отлично. С едой немного хуже, но ведьма (в положительном контексте винной бочки и черпака вместо ступы и метлы) наколдовала чечевицы, а интервью с Тарантино - кукурузных хлопьев с молоком. Вид из окна становится привычным, но не настолько ещё, чтобы его не было видно. То же можно сказать и о прочих вещах и людях - они теперь менее заметны. Да и ненужна эта заметность, по большому счёту. Достаточно любого символа, чтобы память построила всё остальное - и пусть органы чувств отдохнут! Только что (переход к текущей обстановке явно указывает на близость конца записи) сувенир забрался на стол и самым располагающим образом отразил тмавым брюхом ламповый свет.
Кстати, завтра "день после дня, когда ничего не делается".

10:12 

Город с огромным количеством мостовых и луж. Ночь Я иду в гости.
Из мрака выплывает Ариман. Рассказывает, как недавно поселился здесь, и как недавно приехала Оми (он говорит "Вера).
Через несколько поворотов появляется Оми. Рассказывает, что приехала навестить Аримана (она говорит "Саша").
Прыжки через лужи, неудачные. Появляется Ариман, слушает про встречу с Оми. Я думаю, что мне никогда не удастся увидеть их одновременно, и на это есть какие-то смешные причины. Ариман тоже смеётся.
Наконец, появляется Хозяйка с Хозяном. Она предлагает мне войти и снять насквозь промокшую обувь. Мы устраиваемся на диванах в прихожей. Хозяйка требует сказок. Я возражаю. Во время спора перевожу взгляд на свои ноги - штаны закатанны, слепень величиной с половину ладони погрузил хоботок* в начинающую краснеть кожу. Картинка укрупняется - можно рассмотреть каждую ворсинку и лёгкую пульсацию брюшка насекомого.
Продолжая спорить, пытаюсь прибить слепня. Картинка остаётся прежней - моя гигантская ладонь накрывает насекомое. Оно лишь мотает головой, не вынимая хоботка, а Хозяйка замолкает, как будто удар пришёлся по ней. Начинаю понимать, что Хозяйка и есть слепень. Но пока она не насытится, продолжения не будет.
Но, кажется, своими поспешными действиям я повредил какие-то механизмы у неё внутри, и её заело.
Представляю, что мы с насекомым останемся вместе навек. Становится смешно и страшно.


*что удивительно, ведь у слепни добывают кровь совсем иначе, чем, например, комары

01:02 

Город топит туманом, как будто этажом выше протекают облачные трубы.
Город топит туманом, как будто при сгорании серых завес тепло поглощается.
Город топит туманом, как будто в головах у людей всё перепуталось. Или них собрались все ёжики на свете.

Я продолжаю задавать себе вопросы про вопросы, отвечая отсутствием ответов. После небольшого цифрогового Конца Света точка с запятой не пришли ещё в себя, приходится переключаться. Моя бумажная армия рассыпана и разъединена.

14:38 

Ура-ура, обезболивающее не потребовалось.
Увы-увы, как смотреть бармену в глаза?
Под дверью застрял сухой листочек типицкого осеннего оттенка, на рукаве куртки вырос микрокосм из грязи, нейроны горестно молчат и виновато разводят руками.

Ещё вот хотел написать, что подумалось, что каждый (все, всякий, любой) имеет с собой кусок пустоты прямо из Космоса, и этот кусок работает по-всякому. Если на него забить и заниматься жизнью, то жизнь потихоньку сливается, и нужно больше жизни, ещё больше, пока не кончится. И проглядывает временами кусок, и скалится, и люди кажутся обвязанными динамитом клоунами, улыбаются так, как улыбалась бы свинья на бойне. С другой стороны, оттуда, из Космоса, через пустоту проникает Высшее и Красота. Что делать для этого, правда, не совсем ясно.
Кстати то был типицкий пустотный абзац.

02:49 

Традиционный пост между надраиванием зубов и приготовлением удобоваримой постели.
Ходить по рельсам действительно трудно. Видимо, поезда не пьют.
Мир счастлив! Прощай, мой чёрный воздушный шарик.

notes

главная