Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:17 

В минувшее воскресенье я планировал отправиться в префектурную столицу и истратить Очень Много Денег, потому что так всегда получается, когда посещаешь оную (да и любую другую) столицу. Так вот, воскресным утром, лёжа в постели и дожидаясь звуков будильника, который в последние года всегда просыпается ровно на 20 минут позднее меня, я услышал лопающийся звук откуда-то сильно далеко сверху. Потом оттуда же Хлынуло.
Позже на сайте погоды показывали 16мм, а в то время было отчётливо видно, как стоящие рядышком горы в считанные секунды набухли, почернели, затем побелели, превратились в облака и обрушились туманным цунами прямо на улицы.
Пока вода остервенело хлестала в окна, за которыми жалобно курлыкали охуевающие голуби, я спустил ноги на ковёр, пошевелил пальцами, и принял Решение. Нет, поезда и в такую погоду ходят, хотя кое-как и едва-едва. Но причины и поводы самой поездки уже растаяли в полной звуков стихии голове, как шипучая таблетка в стакане воды.
Так и не вспомнив, зачем же мне надо было ехать, я остался дома читать “Жизнь без Карло” и поигрывать в MGS4.

Оказалось, что три четверти книги я уже прочитал в живом журнале автора, но это не сильно страшно, ибо книжка хорошая и перечитывать не жалко. Вот что и журнал, и автор уже неживые - вот это вот несколько усложняло чтение. Не знаю почему. Налёт вечности какой-то возник, ранее не чувствовавшийся. Жив ли ещё собака Степан? А кто его знает.

14:42 

Попытки привенсти что-то хорошее в свою жизнь увенчались:
а) огромным арбузом в холодильнике (пришлось вытащить полочку)
б) пятиминутным разговором по телефону
б) билетами во Вьетнам

07:47 

На улице стоит страшная жара
Но я буду танцевать буги-вуги до утра
(с) "Площадь Ногина"

Но я буду прятаться в умеренно охлаждённой комнате; задрав голову совсем чуть-чуть можно узнать фирму-изготовителя кондиционера. Спасибо, Panasonic, за мой счастливый август.
"Счастливый" как в "не очень богатый на события", или даже мысли. Люди с мыслями прекрасны. Разговаривал давеча с Беном, который извлекает разнообразные занимательные мысли у себя из головы как кроликов из шляпы. С другой стороны, у него довольно мало обязательств перед миром, что всегда даёт превосходную почву для роения мыслей, впрочем, совершенно не обязательно занимательных. С третьей стороны, мастерство и [кажущаяся?] лёгкость, с которой Бен может поддерживать беседу обо всём подряд на протяжении, скажем, всего вечера с перекосом в ночь, даёт повод усомниться в его искренней заинтересованности в процессе. Опять же, Бен несколькими вёснами старше [ближе к 40?], и возможно он просто занимался этим слишком долго.

Поток холодного воздуха щекочет верхушку шевелюры, и содержимое электронного письма не явившейся на рабочее место в одно раскалённое утро коллеги выплывает из мутной воды что есть "недавнее прошлое". В больнице ей поставили диагноз "пневмония", и всю следующую неделю велели оставаться дома, вероятно так же под струями кондиционерной прохлады. Надеюсь, она скоро поправится.

02:20 

Боже, сколько дождя
Он шумит у меня в голове твоими листьями
Снаружи, словно приклеенное к раме окна с помехами,
Меркнет всё.

17:04 

Суицидальная лягуха выходит на дорогу как на сцену, освещённую софитом велосипедного фонарика.
Долю секунды сидит, словно в нерешительности, и прыгает под колёса.
Возможно, в реке лягуху достали сородичи, или же настойчивые сектанты наобещали ей всех комаров в жизни за велосипедными спицами.
Или она набралась веществ, проигнорировав вездесущее don't drink & jump.
Знаю только, что она погибнет не под колёсами моего велосипеда, и быть может даже сумеет пересечь дорогу, как в той игрушке для Атари.

15:44 

Перед своим безвременным окукливанием в Офисную Даму, Лаура привезла из Аргентины калебас, бамбилью и собственно матэ.
Оказывается, существует целый ритуал группового потребления воспетого Кортасаром напитка - слова удачно дополняют название утвари, выстраиваясь в ряд: себадор, матэ дэль сонсо, ронда, грасиас.
Если группы в данный конкретный вечер под рукой не оказалось, то можно, конечно, потребить индивидуально, однако сие чревато ломотой в затылке или/и бессонной ночью.
Чем сегодня и занимаюсь под lia nadja.

17:14 

Время после одиннадцати, преступное время для любых активностей, кроме подготовки ко сну и последующего погружения под одеяло.
Так романтично жить авторитарным само-государством.
Инстанции того же государства постановили сегодня крутить педали до далёкого водяного резервуара одетым не по погоде.
А ведь сегодня проходил тайфун, очень спешил, оставляя холодные ветра и повисшие в воздухе невидимые лужи.
Когда-нибудь я себя свергну и установлю в себе утопию, а пока, кажется, придётся-таки укладываться.

17:06 

Жую лемон.
На кроватной полке лежит Blood Meridian - антивестерн, написанный выламывающим черепную коробку поэтическим языком.
Выстроенные их прекрасных, твёрдых слов ландшафты, на которых копошится нелепая кучка оборванных, убивающих друг дружку людишек.
Над всем этим танцует голый судья, без единого волоска на огромном жирном теле.

Когда начинал читать, было страшно неудобно - история словно убегала сквозь пальцы; события теснились в гигантских предложениях без знаков препинания.
Нашёптывания пьяного в кабаке. Но потом или рассказчик трезвеет, а скорее всего сам слушатель погружается в транс, настраивается на волну непривычной частоты - внезапно выступает структура повествования, пульсирует ритм, течёт по венам страниц кровь, проливаясь через очередную жертву-персонажа, сижу с книгой по локти в крови и не могу оторваться.

Я и не знал, что можно так писать.
А лимон вкусный был, пока не кончился, хотя память о нём остаётся и накладывается на вкус всех последующих лимонов, заменяя собой вкус всех предыдущих.

12:04 

Сегодня мы ездили в Costco Wholesale, или Косутуко, ежели на местном.
Это гигантский склад со штрихами магазина, где безграничные потребности встречаются с безграничным предложением; эдакая пещера Алладина, из которой можно утащить столько, сколько унесёшь, и покупательная способность ограничивается, кажется, только физической формой посетителей.
Это ад.
Крошечное окошко в мир производства. Ведь если тюбик зубной пасты, положим, можно купить в любом магазине любого города - это верный признак того, что где-то зубнопастят в трудновоспринимающихся масштабах. Озёра зубной пасты, моря и океаны. От десятка тюбиков на магазинной полке не веет безграничностью, но внутри складов подобных Косутуко, где ящики на ящиках, ряды уходят в обе стороны как отражения между двумя зеркалами - вполне себе да. Веет. Сдувает даже.

Или вот просто от количества товар видится в новом свете. Мешки тортилья чипсов хочется опустошить в ванну, из кирпичей сыра вполне себе складываются стены, целые деревни куриных запечённых частей сшиваются в шар плоти, через который потом следует провести ток, оживить и уничтожить им пару людских поселений.

Самая голодная в плане потребления часть населения - семейные, их большинство; много беременных женщин, как будто все пытаются вынести втихую арбузы. Рядом с основным складом помещение поменьше но и более честное в плане обстановки, чем-то напоминает загоны для скота на фермерских хозяйствах - там можно припарковать телегу с добычей (и оставить совершенно без присмотра - о, чудеса Японии), отстоять очередь змейкой и получить пиццу и всякий другой фастфуд. Фонтаны газированных напитков, невыносимо воняет автомат с луком, везде знаки "пожалуйста, не кормите голубей". Голуби не сдаются, и пикируя сквозь складские двери прямо под столы и развивая совершенно не голубиные скорости, мечутся у посетителей под ногами, подчищая недоеденные куски на полу.

Влившись в ряды посетителей, мы растворились в потоке безумия, очнувшись где-то на полпути к станции с баулами и следами пиццы на одежде и лице.
С полки над раковиной укоризненно смотрит теперь ящик с двумя килограммами смеси для приготовления горячего шоколада.

05:03 

Чувство голода, чувство неопределённости.
Из других новостей, круто формировать инсайты с кем-нибудь за бокалом чего-нибудь, хотя бы ради того, чтобы в последующие дни потихоньку ими вибрировать в затухающих колебаниях осмысленности.
Из новостей третьих, оформилось желание переехать, следующая остановка в "Выше ноги от России" будет неопределённость.
Ну или голод.

07:53 

В качестве жеста, напоминания себе, каждую неделю выбрасываю что-нибудь из закромов. О, закрома за несколько лет изрядно разбухли, да и выбрасываемое что-то не обязательно должно быть сколько-нибудь значительно в количественном смысле, так что остаться в пустоте не угрожает.
Просто когда-нибудь желание покинуть это место перевесит.
И я хочу быть готовым.
И ещё немного страшновасто, что без жестов, напоминаний погребу себя заживо в накопившемся прошлом.

Вот кстати о прошлом - мне кажется им несколько пренебрегают. А ведь оно растёт, в то время как настоящее не размажешь и по двум секундам, а будущее, хотя неизвестное, по всем признакам тает ежедневно. Короче, прошлым следует дорожить. Старьё выкидывать тоже следует.

Сегодня утром выезжал на машине новичка вытягивать полупереваренные столы из утробы угрюмого офисного здания. Столы всхлипывали и раскладывались на части, коллеги метко пришпиливали моменты острыми шутками, растягивая таким образом время в эдакое полотно “утром в субботу добровольцы помогают с мини-переездом”. По старой, как сами автоматы по продаже кофе, традиции, участники получили по обжигающей баночке отвратного пойла. Моросил дождь, мы прощались “до понедельника”.
По всем признакам.

16:38 

Если в жизни одна настоящая работа, и это - пребывать в счастье, то в последнее время с работой не очень.
Сегодняшний день кажется днём вчерашним, вчерашний день не различить среди мути "недавно".
Запустить в небо сигнальный огонь какого-нибудь события, развеять туман и понять, когда находишься.

15:38 

Проводили Лауру в аэропорт, весь день она болталась в Нарита, а сейчас скинула прощальные сообщения с готового впасть в межконтинентальную кому телефона.
Совершенно задаром пришла, реализовалась и уже готова превратиться в воспоминания возможность пожить с кем-то приятным. В очень безопасном, что ли, плане.

Оказывается, встречающий тебя дома человек может быть ничуть не хуже кошки (откровения old cat lady).
Оказывается, делать кому-то ещё завтрак - легко и приятно. За завтраком потчевать друг дружку мыслями, созревшими с прошлого (столь недавнего) разговора. Говорить и получать "окаэри" и "тадаима". Встречать вечерами гостей или, переодевшись в пижамы, посматривать The Grand Budapest Hotel, хохоча как те самые прекрасные в мире сумасшедшие.

Короче, привязываться и жить, потихоньку диффузируя - это ок.

15:32 

Чтение, значит.
Не по слогам, фразам и даже предложениям. Чтение-транс, по диагонали, когда текст сходу конвертируется в сон наяву где-то в области третьего глаза.
Видеть такие сны позволяют, конечно, не только книги, а любой раздражитель, оставляющий место воображению. Театр, к примеру (он ещё существует ведь, так?). Хорошие фильмы с недосказанностями, игры без графики. Вот что мне по воображульной душонке!
А красивых декораций я и сам себе наплету.

03:52 

Минутка удивления времени.

С недавних, казалось бы, пор, завёл привычку заносить расходы за неделю в псевдо-excel таблицу на Google Drive.
Каждую субботнее утро с немалым трудом продирался на семь дней в прошлое, пытаясь вспомнить, что значит тот или иной чек в бумажнике.
Таблица презентовала суммы за текущие и прошедшие неделю-месяц, позволяя радоваться плодам аскетичного образа жизни / ужасаться необузданной природе человеческих потребностей.
Сегодня утром открыл таблицу, и на меня уставились без малого три года чисел.

Три. Чёртовых. Года.

А вот моё сегодня годичной давности:
07.02.2014 7000 Рекреация Проводы Максима

Кажется эта суббота будет не настолько же весёлой.

17:16 

Мария такая “а напиши про Японию”.
Ну и вот.
...
Сегодня шёл дождь весь день, великан-туман подавился прямоугольным городком и светом уличных фонарей, его туша сияет вокруг пробирающихся на ощупь людей. Я смотрю на это все из аквариума-прачечной, оторвавшись на секунду от книги. Жарко, но стаскивать куртку - лень. Я возвращаюсь к книге.
...

читать дальше

17:04 

Всё, абсолютно всё когда-нибудь заканчивается (чай, неееееееет)
Шестой день.

- покатил смотреть систему подземных ходов вьетнамской армии. В одного. Прочувствовал вполне альтернативный ход развития событий в этой стране, встреть меня никто. Точнее только его неприятную сторону.

- под дороге нас завезли в место, где инвалиды войны зарабатывают на жизнь изготовлением сувенирной продукции. Изготовлением и продажей туристам, да. Государство берёт всего половину, так что всё идёт по плану.

- адские ловушки из тысячи ржавых гвоздей, подземные кузницы и мастерские по вскрытию бомб, первый уровень ходов, где уже значительно жарче и несколько труднее дышать. В настоящее время на третьем уровне слишком мало кислорода, но в общем систему поддерживают в рабочем состоянии. А вдруг.

- пострелять из пушек! ну или не пострелять, а купить кукурузу.

- на этот раз в парке подошёл безумный тип - адепт вьетнамского кунфу. Он работает 12 часов в сутки на трёх работах, занимается кунфу, читает английские книги за рулём мопеда, и в воскресенье с 12 до 13 практикует английский с иностранцами в парке. Ну то есть как практикует, рассказывает вот это всё приведённое выше.

- едем в пригород, через мосты и леса.

- в пригороде воскресный вечер, и народ стекается в молл, и недалеко набережная с вереницей огней, и мост с фонарями-из-под-ног. Вверху звёзды, у воды звёзды, в воде звёзды, наступаешь на них, пока не доходишь до холма.

- терпеливый холм гнездовье парочек, и реальность прекращает притворяться, что это ещё Вьетнам, пора в аэропорт, два часа ожидания во сне, какие-то невнятные перелёты-переезды, но в них уже нет никакой необходимости, я уже давно как у себя в комнате. И вполне вероятно, я никуда не выходил.

13:54 

Порядком подзабытый пятый день.

- музей преступлений войны. Односторонний очень, но какая роскошная сторона там представлена. 17 лет войны в три этажа, начиная от антивоенных плакатов кончая мертворождёнными младенцами в банках с формальдегидом. Agent Orange, на цистернах с которым солдаты писали purple people eater. Фантастической формы люди в оранжевых футболках, кучкующиеся в углу на втором этаже - дети пострадавших/вступивших в контакт с этим волшебным веществом. Страшнее музея мира в Хиросиме, короче. А музей мира в Хиросиме - это довольно страшный музей.

- мама переключается в шоппинг-mode, я наверное раз пятьдесят перевёл "из чего это сделано?"

- знаменитый вьетнамский массаж. Нам растирают ноги обжигающими камнями, и нам хорошо.

- театральная постановка с танцами и акробатикой во дворце оперы. После четырёх дней уже можно оценить кое-какие бытовые зарисовки, особенно про автобус.

- в мгновение ока шьём на заказ маме блузку из шёлка. Почему бы и нет.

- на этом моё пребывание в кругу семьи завершается, и я отправляюсь спать на пол.

16:44 

Та, которая Ту

Сегодня не наступит пятый день, а будет немного о моём гиде.
Мы встретились в университете, на занятиях японским. Нам нравились наши шутки. Мне нравились её шутки.
Съездили разок вместе в Осаку.. за карри. На щинкансэне. Нелепейший трип, но в нелепости и была соль, сырьё для совместного сатирического творчества. Короче, через месяц после этого трипа, посредине праздника жизни что есть субботник для иностранных студентов, устроенных местными жителями, я предложил ей романтический пакт (да, это так называется). Получил отворот-поворот.
Ещё через несколько месяцев Ту вернулась во Вьетнам, и её контакты канули в лету.

Или я так думал, пока не обратился за практическими советаму по трипу к проживающему здесь Тоану. Оказывается, у вьетнамских студентов заграницей есть своя организация, и к Тоану через эту организацию попало мыло Ту.

Прошло уже два года, и я ничего особенно не ждал, отправив письмо в духе "хэй-хэй, помнишь такого? кстати нагряну через месяц в твою страну, было бы ок словиться! Буду в Сайгоне сперва, потом двину в Муй Нэ, потом снова Сайгон."

"В каких числах? Возьму отпуск, будем ходить вместе везде!" - ... ха? То есть что?

Ту встретила меня в аэропорту, поселила в своей "комнате на месяц", забронировала тот ресторан-корабль на ужин, и т.д. и т.п., и это лишь в первый день. Сказать, что я был, что я есть совершенно обескуражен - ну да, вполне достаточно. Хотя почти сразу выяснилось, что в некотором роде виновата профессиональная деформация Ту, которая регулярно встречает дорогих гостей из мира японского бизнеса.

Трип сам по себе получился разным, но главное - в нём хватало нелепости и красоты. Я не помню, когда в последний раз проводил столько времени с другим человеком: есть вместе, спать в одной комнате, автобусами-байками перемещаться из точки А в точку Б, ходить в душ по очереди. Оказывается, совершенно не страшно, немого тяжело местами, но вполне себе здорово.

А я думал - буду скучать по вьетнамской погоде.

17:10 

День четвёртый (кажется, к сегодня эмоциональная окраска с записей совершенно слезла, остались воспоминания об историях о прошлом).

- пустыни! Пустыни питательны, полны песка и полезны для здоровья. Я поехал в пустыню.
- пустыни полны мальчишек, дающих в прокат что-то вроде санок-ледянок, только для увеселительных спусков с дюн. Идём дальше.
- пустыни полны следов невиданных зверей. А теперь ещё и моих трасти шлёпанцев. Но солнце уже высоко, к чертям такую пустыню, далее у нас
- винд-сёрфинг! Винд-сёрфинг делает из простых смертных морских полубогов. А инструктора зовут Максим. Оккупацию Муй Не считаю завершённой
- карабкаюсь на доску, поднимаю парус, ветер пытается меня перевернуть, отклоняюсь всем телом назад - о чудо! Доска скользит по волнам. При попытке поворта падаю с доски. При попытке поднять парус падаю с доски. Через каждые 10 минут падаю с доски без видимой причины
- через час падания с доски идём на берег, Максим зовёт меня пить чай с конфетами. Оказывается пуэр, семь россиян считая меня, кокосовая нуга, но что-то не так, устраняюсь в свой коттедж
- Ту меня потеряла, едем на автобусе (о автобус, ты - школа жизни во Вьетнаме) в город искать местные окономияки, магазинчик закрыт, слоняемся по улицам в разговорах (первая любовь Ту случилась в детском саду. Ту влюбилась в прекрасного мальчика и призналась ему в своих чувствах. Прекрасных мальчик ответил взаимностью и предложил устроить свидание. На следующий день Ту надела свою лучшую юбку и отправилась в сад. Её возлюбленный уже стоял у дверей.. тоже в своей лучшей юбке. Психологическая травма же!)
- магазинчик открылся, мне практически впервые удалось заплатить за свою еду, оказывается если иностранный товарищ расхаживает всюду с местной барышней и платит за стаф, то это в большинстве случаев паразитическая связь по типу "лапошим доверчивых (и одиноких) туристов", остальные местные относятся не очень хорошо, посему Ту в тихой ярости. В дальнейшем за свою еду было платить ещё тяжелее.
- автобус назад, ну очень много пассажиров, новых не принимают, не принятые лупят по окнам (двери открыты, иначе ад), начинается затяжной спор пожилых пассажиров, сидящих у окон, с водителем. Сходим за пять километров до нашей остановки, окунаемся в ночную жизнь курортной зоны.
- освежёванные (кроме головы) крокодилы, крохотную акулу забивают (головой об асфальт) у нас на глазах, торговцы травкой и кто бы понял чем ещё! останавливаемся на час в американском пабе живой музыки. пожилой мексиканец играет if the god was one of us.
- а вот и отель, выписываемся, берём маму и прыгаем в автобус до Сайгона. На сей раз попадаются места B (второй этаж), раскачивает неимоверно, музыкальное забытье вместо сна

notes

главная